different-drum-community-making-peace

Мы начинаем публиковать свои переводы фрагментов одной из лучших книг о сообществах — книги Моргана Скотта Пека «Другой барабан: Создание Сообществ и Мир» (M. Scott Peck «The Different Drum: Community Making and Peace»). Скотт Пек — выдающийся американский психиатр, публицист, автор многих бестселлеров. На русском языке издавалась его книга «Непроторённая дорога: новая психология любви и духовного роста».

ГЛАВА 3 (начало)

ПОДЛИННЫЙ СМЫСЛ СООБЩЕСТВА

В нашей культуре жёсткого индивидуализма, в которой мы не отваживаемся быть честными друг с другом, смысл слова «сообщество» искажён. Мы применяем его к почти любому собранию людей независимо от того, насколько плохо или хорошо эти люди общаются друг с другом. Это в корне неверное использование этого слова.

Если мы хотим использовать это слово осмысленно, то мы должны отнести его к группе людей, которые научились общаться честно друг с другом, чьи отношения идут глубже, чем носимые маски самообладания, и которые развили в себе некую существенную посвящённость тому, чтобы «быть вместе в радости и печали» и «наслаждаться друг другом, принимая состояния другого, как наши общие». Но на что тогда похожа столь редкая группа? Как она действует? Как можно точно определить сообщество?

Мы можем определить или адекватно объяснить только те вещи, которые меньше нас самих. Есть много разных «вещей», например, Бог, добро, любовь, зло, смерть, сознание. В отношении вещей столь больших и многогранных лучшее, что мы можем сделать, — это описывать или определять грани поочередно. Даже таким образом нам не приблизиться к тому, чтобы исчерпать глубины понятия. Рано или поздно мы неизбежно приходим к сердцевине таинства.

Сообщество является подобным феноменом. В нём есть свои законы развития. При этом в нём сохраняется нечто по сути мистическое, волшебное, непостижимое. Поэтому нет адекватного определения подлинного сообщества, которое можно уложить в одно предложение. Сообщество – это нечто большее, чем сумма своих частей, своих участников. Что же это «нечто большее»? Даже чтобы начать отвечать на это вопрос мы входим в область не столько даже абстрактного, сколько мистического. Это область, для описания которой язык недостаточен, слова её полностью описать не смогут.

На ум приходит аналогия с драгоценным камнем. Семена сообщества покоятся в человечестве – социальном биологическом виде – подобно тому, как драгоценные камни сокрыты в Земле. Но они являются еще не драгоценными камнями, а потенциалом к ним. То, что геологи относят к драгоценным камням, в сыром виде выглядит, как простые камни. Группа становится сообществом подобно тому, как камни становятся драгоценностями – через процесс огранки и шлифовки. После того, как камень огранён и отшлифован, он становится чем-то красивым. Но лучшее, что мы можем сделать, чтобы описать его красоту, — это описать его грани. Сообщество, как и драгоценный камень, многогранно, и каждая его грань – лишь аспект целого, ускользающего от определений.

Ещё одна оговорка. Драгоценность сообщества так невероятно красива, что может показаться вам нереальной, как сон, увиденный в далёком детстве, столь прекрасна, что кажется недостижимой. Как Роберт Белла и его соавторы упоминали, понятие сообщества «может отторгаться, как абсурдно утопическое, как проект создания совершенного общества. Но трансформация, о которой мы говорим, одновременно необходима и умеренна. Без неё у человечества будет мало будущего, о котором можно думать». Проблема в том, что недостаток сообществ стал такой нормой в нашем обществе, что не имеющий соответствующего опыта будет склонен сомневаться – Как можем мы прийти отсюда туда? Это возможно, мы можем прийти отсюда туда. Помните, что для неопытного взгляда может казаться невозможным, что грубый камень станет драгоценностью.

Грани сообщества неразрывно взаимосвязаны. Ни одна из них не может существовать без других. Они создают друг друга, делая существование друг друга возможным. Мы будем помнить об этой аналогии далее, выделяя и называя самые существенные характеристики подлинного сообщества.

1. ИНКЛЮЗИВНОСТЬ, ПОСВЯЩЁННОСТЬ И СОГЛАСИЕ

Сообщество является и должно быть инклюзивным – открытым для включения.

Большой враг сообщества – это исключительность. Группы которые исключают других, потому что те бедны, или скептичны, или разведены, или грешны, или другой расы и национальности, не могут называться сообществами; это группировки – в действительности создающие защитные бастионы против сообщества.

Инклюзивность не должна становиться догмой. Долговременные сообщества в любом случае должны определять степень, в которой они собираются быть инклюзивны. Даже кратковременные сообщества иногда вынуждены принимать это сложное решение. Но для большинства групп легче исключать, чем включать. Подлинные же сообщества, если они хотят оставаться таковыми, всегда стремятся к собственному расширению. Необходимость доказывать, почему этот человек подходит, свойственна принципу исключительности. Сообщества не спрашивают «Чем мы оправдаем включение этого человека?» Вместо этого спрашивают «Оправданно ли недопущение этого человека к нам?» По отношению к другим группировкам подобного размера и направленности сообщества всегда относительно открыты для включения.

В моём первом опыте сообщества в школе Friends Seminary, границы между классами, между учениками и учителями, между молодыми и старыми, были «мягкими». Там не было изгнанных, не было отверженных. Любой мог приходить на любые вечеринки. Там не было принуждения к правилам. Инклюзивность любого сообщества распространяется на все его параметры. В сообществе есть «всеобщность». Это не просто вопрос включения различных полов, рас и вероисповеданий. Оно также открыто ко всему спектру человеческих эмоций. Слёзы так же приветствуются, как и смех, страх так же, как и вера. И разные стили: «ястребы» и «голуби», натуралы и геи, говоруны и молчуны. Все человеческие различия включены. Вся «мягкая» индивидуальность поддерживается. Любые особенности человека принимаются, если они не агрессивны.

Как же это возможно? Как могут быть такие различия совмещены, как столь разные люди могут быть вместе? Посвящённость – желание быть вместе – это ключевой момент. Рано или поздно в какой-то точке пути (и лучше раньше), участники группы каким-то образом должны посвятить себя друг другу, если они хотят стать или остаться сообществом. Исключительность, большой враг сообщества, возникает в двух формах: исключение других и исключение себя. Если вы тихонечко решили, «Понятно, эта группа просто не для меня – они слишком то или они слишком это – и я просто собираюсь тихо собрать свои жемчужины и уйти», то это будет так же деструктивно для сообщества, как если бы это была свадьба, на которой вы решили, «Ладно, начну с этим партнёром, а потом поищу варианты получше». Сообщество, как и супружество, требует, чтобы мы держались вместе даже когда появляются сложности. Оно требует определённого уровня приверженности. Наш индивидуализм нужно сбалансировать посвящённостью.

Если мы действительно держимся вместе, то обычно через некоторое время обнаруживаем, что «неровное поле стало гладким». Один мой друг верно определил сообщество, как «группу, научившуюся превосходить индивидуальные разногласия». Но такое обучение требует времени, а это время может быть обеспечено только посвящённостью друг другу. «Превзойти» не значит «стереть» или «уничтожить». Это буквально означает «взойти выше». Достижение сообщества можно сравнить с восхождением на горную вершину.

Возможно, самый важный ключ к этому превосхождению – это признание различий. В сообществе вместо игнорирования, отрицания, скрывания или изменения, человеческие различия приветствуются, как дары. Я упоминал, как признал «дар потока» своей жены Лили, а она признала мой «дар организации». Супружество можно считать маленьким долговременным сообществом из двоих людей. Но даже в кратковременных сообществах из 50-60 людей, продолжительность и глубина которых практически противоположны, я обнаруживал ту же самую динамику. Трансформация наших отношений с женой, позволившая нам превзойти различия, потребовала двадцати лет. Но подобное превосхождение может случиться и в группе на восьмичасовом семинаре по созданию сообществ. И в каждом случае превосхождение связано с чувством любви.

Мы настолько незнакомы с подлинным сообществом, что у нас никогда не было адекватного словаря для процесса превосхождения. Когда мы размышляем о том, как индивидуальные различия могут быть совмещены, возможно, первый механизм, к которому мы обращаемся (вероятно потому, что это самое инфантильное), — это поиск одного сильного лидера. Мы инстинктивно полагаем, что разногласия, как в случае ссор между братьями и сёстрами, могут быть разрешены мамой или папой – милосердным диктатором, по крайней мере, мы на это надеемся. Но сообщество, поощряющее индивидуальности, не может быть тоталитарным. Так мы переходим к некому менее примитивному способу разрешения индивидуальных разногласий, чем тот, что мы зовём демократией. Мы голосуем, и большинство определяет, какие из разных мнений побеждают. Большинство управляет. Но такой процесс исключает желания меньшинства. Как нам превзойти разногласия таким образом, чтобы было учтено меньшинство? Похоже на головоломку. Как и где необходимо идти за пределы демократии?

В подлинном сообществе, членом которого я был, более тысячи решений были приняты группой, и я никогда не видел голосования. Я не имею в виду, что мы должны отменить демократические механизмы, или, тем более, что мы должны упразднить организации. Но я действительно полагаю, что сообщество, превосходя индивидуальные разногласия, естественным образом выходит за пределы демократии. В нашем словаре превосхождения для этого пока есть единственное слово – согласие (консенсус). Решения в подлинном сообществе достигаются через общее согласие.

Как на нашей планете может группа, в которой индивидуальность поощряется и индивидуальные различия процветают, естественно прийти к согласию? Даже если мы создадим более богатый язык для действий в сообществе, я сомневаюсь, что мы сможем когда-либо создать формулу для процесса создания общего согласия. Этот процесс сам по себе является приключением. И опять здесь появляется что-то почти магическое, мистическое. Но это работает. Рассказывая о других гранях сообщества, мы дадим подсказки, как это происходит.

2. РЕАЛИСТИЧНОСТЬ

Второй существенной характеристикой сообщества является то, что оно реалистично. В супружеском сообществе, например, обсуждая воспитание ребёнка, двое скорее выработают сбалансированный подход, чем когда это делает один человек. Если муж и жена имеют две различные точки зрения, то они балансируют друг друга, создавая большую реалистичность. В сообществах большего размера процесс всё так же эффективен. Сообщество из шестидесяти человек обычно формирует около дюжины разных точек зрения. Их совместное блюдо, приготовленное из множества ингредиентов, как правило, более творческое, чем если бы его готовили только из двух ингредиентов.

Мы приучены думать о групповом поведении, как примитивном. Действительно, я и сам написал книгу о том, как легко группы могут превращаться в чистое зло. Термин «психология толпы» вполне верно это выражает. Но группы любого типа редко бывают настоящими сообществами. Более того, необходим квантовый скачок для перехода от обычной группы к сообществу; это совершенно разные феномены. В настоящем сообществе, по его сути, есть иммунитет от психологии толпы, потому что оно поощряет индивидуальность и интегрирует разнообразие точек зрения. Неоднократно я видел, как сообщество начинало принимать определённое решение или устанавливать новое правило, а один из участников неожиданно заявлял: «Подождите, я не думаю, что смогу это поддержать». Психология толпы не позволяет возникнуть среде, в которой люди могут свободно выражать своё мнение и противостоять общим тенденциям. В сообществе же создаётся именно такая среда.

Поскольку сообщество включает участников с разными точками зрения и свободой их выражать, то оно начинает видеть ситуацию целиком намного лучше, чем это могут сделать отдельные люди, пары или обычные группы. Включая в себя свет и тьму, священное и профанное, радость и печаль, действия сообщества становятся всесторонними и интегральными. Вряд ли что-то может быть упущено. С такой разнообразной системой взглядов оно становится все более реалистичным. Поэтому реалистичные решения с намного большей вероятностью приниматься в сообществах, чем в каких-либо других формах человеческих объединений.

Заслуживает упоминания ещё один важный аспект реалистичности сообществ – это скромность. В то время как грубый индивидуализм предрасполагает человека к высокомерию, «мягкий» индивидуализм сообщества ведёт его к скромности. Начиная признавать дары друг друга, вы также начинаете сознавать собственные ограничения. Наблюдая других, проявляющих свою уязвимость, вы становитесь способны признавать своё несовершенство. В полной мере осознавая разнообразие людей, вы начинаете понимать взаимозависимость человечества. Когда группа людей делает это — по мере того, как формируется их сообщество — они становятся всё более скромными, не только персонально, но и как группа в целом, а стало быть становятся более реалистичными. Какая группа скорее вынесет мудрое реалистичное решение: высокомерная или скромная?

3. САМОСОЗНАНИЕ

Реалистичность сообщества обеспечивается тем, что оно созерцательно. Оно само исследует себя. Оно себя сознаёт. «Познай себя» приводит к скромности. Как сказано в монашеском трактате четырнадцатого века «Облако неведения»: «Смиренность сама по себе есть не что иное, как знание человеческой сущности, как она есть. Любой человек, который наблюдает и познаёт себя, неизбежно становится смиренным».

Слово «созерцательность» имеет множество значений. Большинство из них связано с осознанием. Ключевая цель созерцания состоит в расширении осознания окружающего мира, внутреннего мира и отношений между ними. Человек, довольствующийся ограниченным осознанием себя самого, вряд ли может называться созерцательным. Также вызывает вопросы, можно ли его считать психологически зрелым и эмоционально здоровым. Самоисследование – это ключ к прозрениям, несущим мудрость. Платон сформулировал это прямо: «Неосмысленная жизнь не стоит того, чтобы жить».

Процесс создания сообществ требует самоисследования с самого начала. По мере того, как участники становятся осознаннее в отношении себя, они также становятся всё более осознанны в отношении группы. «Как у нас всё идёт?» — начинают они спрашивать всё чаще. «По-прежнему ли мы идём к цели? Здоровая ли мы группа? Не утратили ли мы свой дух?»

Дух сообщества, будучи обретённым, не становится навечно принадлежащим группе. Его нельзя поймать и закупорить в бутылку. Он может теряться. Периоды глубокой близости в группе могут смениться новыми раздорами. Но группа, себя сознающая, может быстро это заметить, найти источник проблемы и восстановить дух сообщества.

Ни одно сообщество не может обладать всегда идеальным здоровьем. Однако в подлинном сообществе, обладающем созерцательным телом, болезнь распознаётся, и нужные действия для исцеления предпринимаются. Чем дольше здоровые сообщества существуют, тем эффективнее они становятся в своём восстановлении. Наоборот, группы, которые не развили самосознание, либо быстро распадаются при первой же серьёзной проблеме, либо не становятся сообществом вовсе.

Читать продолжение …